Главная > Разное > Введение в криптографию
<< Предыдущий параграф
Следующий параграф >>
<< Предыдущий параграф Следующий параграф >>
Макеты страниц

Ж. Верн, «Путешествие к центру Земли»

В руки профессора Лиденброка попадает пергамент со следующей рукописью:

«Это — рунические письмена; знаки эти совершенно похожи на знаки манускрипта Снорре. Но что же они означают? — спрашивает профессор, — Ведь это все же древнеисландский язык, — бормотал он себе под нос». Изучение рукописи привело профессора к выводу о том, что это зашифрованное сообщение. Для его прочтения профессор решил заменить буквы сообщения их аналогами в современном немецком алфавите: «А теперь я буду диктовать тебе, — говорит он своему помощнику, — буквы нашего алфавита, соответствующие каждому из этих исландских знаков». Он называл одну букву за другой, и таким образом последовательно составлялась таблица непостижимых слов:

Можно было предположить, что таинственная запись сделана одним из обладателей книги, в которой находился пергамент. Не оставил ли он своего имени на какой-нибудь странице? На обороте второй страницы профессор обнаружил что-то вроде пятна, похожего на чернильную кляксу. Воспользовавшись лупой, он различил несколько наполовину стертых знаков, которые можно было восстановить. Получилась запись которая читалась как «арне сакнуссем» — имя ученого XVI столетия, знаменитого алхимика!

Далее профессор рассуждал так: «Документ содержит 132 буквы, 79 согласных и 53 гласных. Приблизительно такое же соотношение существует в южных языках, в то время как наречия севера бесконечно богаче согласными. Следовательно, мы имеем дело с одним из южных языков.»«... Сакнуссем, — продолжал профессор, — был ученый человек; поэтому раз он писал не на родном языке, то, разумеется, должен был отдавать предпочтение языку, общепринятому среди образованных умов XVI века, а именно — латинскому. Если я ошибаюсь, то можно будет испробовать испанский, французский, итальянский, греческий или еврейский. Но ученые XVI столетия писали обычно по-латински. Таким образом, я вправе признать не подлежащим сомнению, что это — латынь.»

«Всмотримся хорошенько, — сказал он, снова взяв исписанный листок. — Вот ряд из 132 букв, расположенных крайне беспорядочно. Вот слова, в которых встречаются только согласные, как, например, первое в других, напротив, преобладают гласные, например, в пятом или в предпоследнем — Очевидно, что эта группировка не случайна; она произведена автоматически, при помощи неизвестного нам соотношения, которое определило последовательность этих букв. Я считаю несомненным, что первоначальная фраза была написана правильно, но затем по какому-то принципу, который надо найти, подверглась преобразованию. Тот, кто владел бы ключом этого шифра, свободно прочел бы ее. Но что это за ключ?»

«При желании затемнить смысл фразы первое, что приходит на ум, как мне кажется, это написать слова в вертикальном направлении, а не в горизонтальном». Проверяя эту гипотезу, он начал диктовать, называя сначала первые буквы каждого слова, потом вторые; он диктовал буквы в таком порядке:

С полученным текстом у профессора долго ничего не выходило. Это почти привело его в отчаяние. Однако совершенно машинально я

стал обмахиваться этим листком бумаги, так что лицевая и оборотная стороны листка попеременно представали перед моими глазами. Каково же было мое изумление, когда вдруг мне показалось, что передо мной промелькнули знакомые, совершенно ясные слова, латинские слова: craterem, terrestre!» Дело в том, что читать этот текст нужно было не слева направо, как обычно, а наоборот! Таким образом, случай помог профессору найти ключ к решению задачи. Документ гласил следующее:

«In Sneffels Ioculis craterem kem delibat umbra Scartaris Julii intra calendas descende, audas viator, et terrestre centrum attinges. Kod feci. Arne Saknussem».

В переводе это означало: «Спустись в кратер Екуль Снайфедльс, который тень Скартариса ласкает перед июльскими календами, отважный странник, и ты достигнешь центра Земли. Это я совершил. Арне Сакнуссем».

<< Предыдущий параграф Следующий параграф >>
Оглавление