Главная > Физика > Квантовая теория
<< Предыдущий параграф
Следующий параграф >>
<< Предыдущий параграф Следующий параграф >>
Макеты страниц

8. Ранние представления о причине и следствии.

Некоторые самые примитивные представления о причине и следствии, по-видимому, возникли, когда человек заметил, что, преодолевая различные силы со стороны, окружающей его среды и производя работу, он мог создавать желаемые эффекты или избегать нежелательных. Поэтому самые примитивные представления о причинности тесно связаны с механическими понятиями силы и работы. Действительно, человек

мог оказывать влияние на другие материальные системы, только прилагая силу и производя работу.

Позже возникла мысль, что человеческое тело сделано из материи такого же типа, как и неодушевленные предметы. Вначале, возможно, предполагали, что такие тела могут действовать друг на друга так же, как и люди. Так могли прийти к понятию о неодушевленных причинах. В связи с этим следует заметить, что конечное следствие не всегда находится в пропорции с причиной. Существуют неустойчивые системы, например, камень, висящий на краю горы, может создать чудовищные эффекты в результате действия сравнительно маленькой приложенной силы.

Наряду с мыслью о материальных силах как причинах, вероятно, возникло представление о магии (т. е. по существу о получении следствий без вмешательства материальных сил и производства работы). Такое представление очень заманчиво и последовательно, но опыт показал, что таких магических причин не существует. Поэтому этот тип закона о причине и следствии должен быть исключен.

Легко догадаться, откуда берет начало понятие магической вероятности. Человек обнаружил, что он может влиять на других не только при помощи материальных сил, но также при помощи слов и знаков, которые как будто бы не требуют таких сил. Он естественно распространил это на неодушевленные, предметы, и предположил, что подходящие магические слова и знаки должны влиять на них так же, как на людей. Эта мысль может быть высказана в общей форме, а именно, что слова, знаки, символы и мысли есть непосредственная причина последующих результатов. С тех пор найдено, что звук и свет создают материальные силы, и теперь имеется единая точка зрения, что только при посредстве материальных сил можно оказывать воздействие на другие предметы как одушевленные, так и неодушевленные. В связи с этим надо вспомнить, что люди действуют подобно очень неустойчивым системам, так как сравнительно маленькие силы, заключенные в световых и звуковых волнах, могут создавать большие эффекты. Теперь имеются такие устройства, как фотоэлементы и микрофоны, которые при помощи электронных реле могут отзываться на малые силы звука и света и в итоге создавать большие эффекты.

Человек в древности выдвинул и другой тип законов причинности, а именно теологическое понятие «конечной цели», согласно которому события управляются не столько предшествующими этим событиям условиями, сколько конечной целью, к которой стремится вся вселенная. Такое представление причины, вероятно, было совершено экстраполяцией на все материальные системы чувства цели, которое безусловно играет важную роль в управлении действиями людей. Однако такая экстраполяция, подобно понятию о знаках и символах как причине, никогда не получала веского экспериментального

подтверждения, поэтому мы теперь не приписываем цели неодушевленным предметам и говорим об этом лишь как о метафоре.

Вывод, который можно сделать из всего этого, заключается в том, что наши представления о причине и следствии, вместе со всеми остальными нашими представлениями, вероятно, произошли путем экстраполяции наиболее непосредственных человеческих экспериментов в более широкий класс явлений. Из множества типов причинных законов, установленных таким путем, до сих пор выдержало проверку опытом лишь представление о материальных силах как причине. Однако мы должны помнить, что точная форма, которую приняло это понятие, определялась длительными опытами с классически описываемыми системами, и если убедительные опыты из квантовой области указывают на необходимость дальнейшего изменения этих законов, то нет никаких веских причин, почему такие изменения не следует делать.

<< Предыдущий параграф Следующий параграф >>
Оглавление