Главная > Физика > Квантовая теория
<< Предыдущий параграф
Следующий параграф >>
<< Предыдущий параграф Следующий параграф >>
Макеты страниц

28. Возможные причины для аналогий между мышлением и квантовыми процессами.

Теперь можно спросить себя, является ли тесная аналогия между квантовыми процессами, нашими внутренними переживаниями и процессами мышления больше чем простым

совпадением. Здесь мы стоим на почве чистых предположений. В настоящее время очень мало известно относительно связи между процессом мышления и эмоциями и деталями структуры и работы мозга. Бор предположил, что процессы мышления включают такие маленькие количества энергии, что квантовотеоретические ограничения играют уже существенную роль при определении их характера [1]. Наблюдения обнаруживают наличие огромного числа механизмов в мозгу, и следует считать, что многие из этих механизмов должны, вероятно, действовать по законам классической физики. Действительно, до настоящего времени предполагалось, что нервная система включает комбинации телефонных коммутаторов и счетных машин такой сложности, о которой раньше, вероятно, и не имели представления. Дополнительно к такому описываемому классически механизму, который, по-видимому, действует подобно общей системе электрической связи, Бор предположил, что определенные узловые пункты, контролирующие этот механизм (на которые в свою очередь влияет весь этот механизм), настолько чувствительны и тонко настроены, что их надо описывать существенно квантовомеханическим путем. (Мы можем, например, вообразить, что такие узловые пункты существуют в определенных типах нервных соединений.) Нельзя быть слишком придирчивым и считать эти соображения чистой спекуляцией.

Гипотеза Бора не противоречит чему-либо известному в настоящее время. Поэтому удивительная далеко идущая аналогия между процессами мышления и квантовыми процессами должна указывать, что гипотеза, связывающая эти два явления, может явиться весьма плодотворной. Если бы такая гипотеза могла когда-нибудь быть проверена, то она, естественно, объяснила бы многие черты нашего мышления.

Даже если бы эта гипотеза оказалась неверной и мы могли бы описать работу мозга при помощи одной лишь классической теории, аналогия между мышлением и квантовыми процессами могла бы иметь важные следствия: мы имели бы пример классической системы, которая давала бы хорошую аналогию с квантовой теорией. По крайней мере это было бы весьма поучительно. Например, это могло дать нам средства для описания эффектов, подобных квантовым явлениям, используя скрытые параметры. (Однако это не явилось бы доказательством того, что такие скрытые параметры существуют.)

Даже без каких-либо экспериментальных данных аналогия между мышлением и квантовыми процессами может быть полезна, давая нам возможность лучше «почувствовать» квантовую теорию. Например, предположим, что мы хотим детально описать движение электрона на определенном энергетическом уровне в атоме водорода. Можно сказать, что это аналогично желанию детально описать, о чем мы думаем, когда размышляем о каком-нибудь определенном предмете. Как только мы начинаем это детальное описание, мы уже больше не думаем об интересующем нас предмете, а вместо этого думаем

о том, чтобы дать детальное описание. Аналогично когда электрон движется по траектории, которую можно определить, он просто не может уже больше быть электроном с определенной энергией.

Если бы было верно, что процессы мышления существенно зависят от квантовомеханических элементов в мозгу, то можно было бы сказать, что процессы мышления дают такое же непосредственное доказательство существования квантовых явлений, какое дает мускульная сила для классической теории. Таким образом, например, догалилеевское понятие силы, полученное из непосредственных опытов с мускульной силой, было в общих чертах правильным. Однако в деталях эти представления были ошибочны, поскольку они предполагали, что не ускорение, а скорость пропорциональна силе. (Это представление в основном правильно для случая сильного трения, что и имеет место, как правило, в обычных опытах.) Мы предполагаем по аналогии, что поведение нашего процесса мышления, может быть, неявно отражает некоторые квантовомеханические стороны материи, из которой мы состоим.

<< Предыдущий параграф Следующий параграф >>
Оглавление